Красноярский семейный портал
24.09.2009

Есть женщины в русских селеньях!

Мама пятнадцати детей четырех последних рожала уже после ампутации ноги

Надежда СТОЛЯРЧУК

От этих любопытных детских мордочек никуда не скрыться. Они выглядывают отовсюду: из прихожей, из глубины комнат, с веранды. Пара блестящих глаз скрывается за подсолнухами в полисаднике, еще две пары подглядывают в щель забора.

Тане и Даше пришла в голову мысль пожарить семечки – и по избе плывет запах масла. Десятилетний Ваня, пыхтя и отдуваясь, тащит по двору здоровенную бензопилу. Вася самозабвенно ковыряется в стареньком мотоцикле, Кристина собирается в библиотеку, а маленькая Любочка щеголяет в новеньком комбинезоне, собирается пойти к подружке.

Подсчитать, сколько детей сейчас в доме, невозможно: глаза разбегаются. Честное слово, можно подумать, что их здесь не один десяток. Гвалт, смех, топот…

– Вообще-то, старшие дети живут отдельно. Так что дома только восемь младших, – улыбается мама, Любовь Николаевна. – Вот вырастим их, на старости лет поживем с мужем в тишине и покое.

Любовь Николаевна – мама не простая, а самая настоящая героиня. В свое время к семье Спиридоновых приезжала с подарками супруга Александра Лебедя. Еще бы, родить и выростить пятнадцать чудесных детишек!

Самой старшей, Ире, сейчас двадцать семь лет. Младшая, Люба, пошла в этом году в первый класс. А ведь есть еще Наташа, Маша, Оксана, Яша, Олеся, Вася, Таня, Миша, Лена, Ваня, Даша, Кристина и Аня…

Старшие дочери удачно вышли замуж и сами стали мамами, сыновья учатся, причем на одни пятерки, а самые младшие старательно помогают по дому. Дети свою любимую мамочку жалеют и берегут. На зависть другим деревенским. Те недовольно судачат: «Калека, с одной ногой, а тута же – детей рожать! Тут одного-то прокормить не можешь, а у них целая орава!»

КЛЮЧ СЕМЕЙНОГО СЧАСТЬЯ

Апано-Ключи, что в двадцати километрах от райцентра Абана, по деревенским меркам село довольно большое. Почти триста домов. Дома большие, добротные, улицы широкие. Своим названием село обязано необыкновенным родникам, бьющим из-под земли. В одном вода такая холодная, что зубы ломит. Но никто из местных жителей, испив из этого ключа, еще ни разу даже насморком не заболел. Наоборот, говорят, выпьешь ледяной воды – и сразу силы прибавляются. Рядом второй ключ: вода в нем теплая, почти парная, вкусная. Но стоит глотнуть, и обязательно простудишься. Вот по деревне и пошли пересуды: дескать, не иначе как Спиридоновы по ночам к холодному источнику ходят, волшебную воду пьют. А чем другим, мол, объяснить, что все дети в этой семье, как на подбор – рослые, красивые, здоровые и умные?.. Глава семьи и его жена на эти разговоры внимания не обращают: и без того хлопот полон рот.

Хозяйство у Спиридоновых очень большое: две коровы, лошадь, телята, свиньи, куры. Огород огромный, целое поле в тридцать соток картошкой засажено – в общем, только успевай работать.

В бревенчатом доме с шестью просторными комнатами многочисленным членам семьи не тесно. Кругом уют и чистота, на простой добротной мебели – ни пылинки. Окна вымыты до прозрачности, половики выхлопаны, посуда сверкает. Это постарались дочки Любови Николаевны.

Да я лучше лишний раз полы помою, чем на улице сидеть! – смеется Таня, которая в этом году закончила школу и собирается теперь учиться на юриста. – Наши парни, кроме водки, сигарет и секса, ничем не интересуются. Мне с ними скучно…

А вот главу семьи, Михаила Яковлевича, застать не удалось: уехал куда-то по делам.

НЕ ОБВИНЯЙТЕ СУДЬБУ В СВОИХ НЕУДАЧАХ

Честно говоря, сначала мне подумалось, что такое количество детей в семье Спиридоновых объясняется какими-нибудь религиозными или идейными причинами. Например, вера в Бога не разрешает Любови Николаевне прерывать беременность, или Михаил Яковлевич считает, что стране грозит демографический кризис. А оказалось, вера в собственные силы – вот что главное! И вера в щедрость земли, которая обязательно вернет тебе все, что ты в нее вложил. Нужно только не жаловаться на жизнь, не пьянствовать, не обвинять судьбу в своих неудачах, а работать. Ну и, конечно, любить друг друга.

Мне почему-то всегда хотелось иметь большую семью, – задумчиво говорит многодетная мама. – Наверное, потому, что у самой было пять братьев. Когда познакомилась с Мишей, то сразу почувствовала: с этим человеком я буду жить долго и счастливо. И детей у нас будет много!

Она познакомилась со своим суженным 19-летней девчонкой, а через четыре месяца уже играли свадьбу. Потом пошли дети. Первая родилась Ирина, потом появились Наталья, Мария и Оксана. Пятого ребенка, мальчика, назвали Яковом, в честь деда, хоть, по признанию Любови Николаевны, ей и не очень нравилось это имя. Но муж настоял.

Конечно, шестого можно было бы уже не рожать – пятерых вполне хватало. Но, знаете, я панически боюсь абортов! Да и, по правде говоря, некогда было их делать. Нужно ехать в райцентр, проходить обследование, ложиться в больницу. Морока! А тут – то покос, то посев. То дровами нужно запасаться, то сено возить. То курятник новый пора строить, то сарай к дому пристраивать… Захлопочешься, забегаешься и забудешь про все эти анализы. Вспомнишь, только когда уже девятый месяц к концу подходит и рожать пора.

Врачи районной больницы только диву давались: казалось бы, столько родов должны были полностью истощить Любовь Николаевну. А получалось наоборот: ни одной серьезной болячки к ней за все годы не прилипло. И малыши как на подбор рождались здоровыми и крупными. Девочки – по 3,5 килограмма. Мальчики – по 4. Михаил Яковлевич радовался, говорил: «чем больше детей, тем лучше!» Так в семье Спиридоновых появилось уже 11 ребятишек. А потом пришла беда.

«НЕ ХОЧУ ЖИТЬ!»

Мы в то время с мужем решили пристроить к дому еще несколько комнат, – вспоминает Любовь Николаевна. – Начали в августе и очень торопились закончить до холодов. Поэтому я работала наравне с мужчинами: таскала ведра с известью, тяжеленные бревна… И совсем забыла про свой давнишний перелом ноги, который «заработала» еще в 18 лет. Видимо, из-за перегрузок сгусток крови закупорил вену, нога начала болеть, опухать. Спохватилась я только через год, когда уже не могла ходить. Красноярские врачи, осмотрев меня, развели руками: «Если бы вы к нам раньше обратились, обошлось бы без операции. А сейчас ногу придется ампутировать, иначе вы умрете».

Рассказывая, Любовь Николаевна нервно поглаживает выпирающую под платьем культю – ей до сих пор тяжело вспоминать то время.

Я лежала на больничной койке, ревела и думала: «Кому я нужна с одной ногой? Не хочу жить!» А потом приехал муж с детьми, и они стали меня утешать. «Глупая, – говорили они, – мы ж тебя любую любим!»

22-летняя Наталья, вторая по старшинству дочь, сидит на диване, пьет чай и с обожанием смотрит на мать:

Мы так за нее переживали! Собрались на семейный совет и решили: пока мама в больнице, будем поддерживать дом в идеальной чистоте. Чтоб, когда она вернется, ей не было за нас стыдно! Распределили между собой обязанности: один коров доит, второй полы моет, третий на кухне с обедом возится. Даже попросили учителей, чтобы они разрешили нам ко второму уроку приходить – иначе не успевали все сделать.

Вернувшись, Любовь Николаевна ахнула: дом просто сверкал чистотой! Позже ребятишки помогали маме учиться ходить на одной ноге. Расставляли по комнатам табуретки, чтоб можно было до них допрыгать, утешали, ободряли. И Любовь Николаевна поняла, что ради ТАКИХ детей стоит жить дальше. А потом ей захотелось, чтобы ребятишек стало еще больше. Так появились на свет Даша, Крестина, Аня и Любочка… И уже давно отсутствие ноги совершенно не мешает Любови Николаевне хлопотать по дому: белить потолок, готовить обед, полоть грядки, доить коров. Как не мешала вынашивать каждую из четырех беременностей и рожать.

«Я ТЕПЕРЬ САМА СЕБЕ ЗАВИДУЮ!»

Я не знаю, как получилось, что у меня такие чудесные дети, – размышляет эта удивительная женщина. – Может, потому, что мы с мужем к водке равнодушны? Это очень важно, зря вы улыбаетесь! Ведь на самом деле в деревнях многодетных семей – пруд пруди. А благополучных из них – раз, два и обчелся. Неподалеку от нас есть деревня Ново-Успенка, там у одной мамаши 13 ребятишек. Каждый раз, когда я их вижу, у меня сердце кровью обливается. Голодные, грязные, оборванные… В доме ни дверей, ни стекол, зимой ветер свищет. А «мамочке» все безразлично: она спит на грязном матраце и видит пьяные сны. Случается и наоборот: из единственного в семье ребенка, которого холят и лелеют, вырастает исчадие ада. К примеру, у моей соседки есть сын. Так он, представляете, на свою мать руку поднимает! А недавно за ним даже милиция приезжала: говорят, кого-то ограбил. Смотрю я на таких «деток» и сама себе завидую: мои-то ведь совсем другие выросли!

Конечно, иногда Спиридоновы задают себе вопрос: правильно ли они поступили, создав настолько большую семью? Лишних денег в доме никогда нет, все уходит на обувь, одежду и еду. Старшие дети учатся и работают в Красноярске – значит, нужно выкраивать еще и на аренду квартир. Несколько раз многодетная мать обращалась за помощью в районную администрацию, но ей не выделили ни копейки, сославшись на дырявый бюджет. Единственным светлым пятном стал приезд пару лет назад Ирины Александровны Лебедь, которая подарила Спиридоновым микроавтобус и тридцать пар хорошей кожаной обуви. К этим сапогам и туфлям ребятишки относятся очень бережно, до сих пор стараются надевать их только по праздникам. А вот микроавтобус постоянно стоит во дворе: оказалось, что ездить в общем-то некуда, да и бензин слишком дорог. Много нервов портит и недоброжелательное отношение окружающих: «Ну зачем тебе столько ртов!» Но стоит Любови Николаевне взглянуть на красивые, умные и веселые лица своих ребятишек, как грустные мысли сразу вылетают из головы.

Спрашиваю:

Придумали уже, чем в старости займетесь, когда не нужно будет детей воспитывать?

До старости еще дожить надо: я же на вредной работе! – отвечает многодетная мама и весело смеется.

"Очевидец", 21 октября, 2003 г.

Просмотров: 2788

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА
многодетная семья