Красноярский семейный портал
10.02.2009

Краткое пособие по усыновлению, или Как ангелочек нашёл свою маму

len1

Есть такая реклама, транслируемая по радио. Там маленький мальчик говорит: «Это мой дом, я здесь живу. И мои друзья: Димка и Сашка. Вот здесь – мои игрушки, у меня их много. А это наша воспитательница. А это – мои будущие родители – очень красивые!» У скольких людей эта реклама вызывает грустное умиление. Да, думаем, как им там тяжело, бедным деткам, ждут, кто же их возьмет. Но «проходим мимо». А дети остаются в «своем доме» и по-прежнему ждут, когда же за ними придут их будущие родители. Но есть те, кто своего ребенка тоже ждет, пусть даже и приемного. И дождавшись, проделав к нему len2свой нелегкий путь, любит его как родного. Наша собеседница – Наталья – три месяца назад взяла из Дома ребенка 11-месячную девочку Леночку. Сегодня она делится с нами своим опытом.

- Наталья, расскажите немного о себе. Давно ли у вас созрело решение взять приемного ребенка?

- О себе? Я обычный человек. Не замужем, живу с родителями, сейчас они пенсионеры. 13 лет проработала корректором. Сначала в газете «Комок», потом, когда он начал разваливаться, перешла в другое информационное издание. А мысль об усыновлении у меня возникла очень давно, может, лет пять назад. Я долго думала, что не смогу, будет трудно, что не умею. Долго не могла сказать об этом родителям. А когда уже все для себя решила, когда поняла, что мне хочется, чтобы в доме был маленький человечек, чтобы он дарил нашему дому радость, чтобы просто сделать нашу семью больше, все-таки сказала. Мои родители оказались на редкость отзывчивыми и с готовностью меня поддержали.

- После того, как принято окончательное решение, много ли времени занимает подготовка документов? Есть какие-то сложности?

- С точки зрения человека, который решил все это собрать, юридических сложностей нет никаких. Есть ограниченный список, всего 8-9 документов: выписка из финансово-лицевого счета, которая берется в ЖКО, характеристика с места работы, паспорт, ИНН. Еще запрос о судимости – если человек был судим, то ребенка ему не дают ни под какую форму семейного устройства. Но этот документ орган опеки сам запрашивает.

Далее надо пройти медкомиссию: несколько врачей, в том числе психиатра, нарколога, онколога, терапевта. Пришла на Ломоносова, меня спросили, есть ли в семье душевнобольные. Говорю, что нет. А вдруг они есть? Они ведь даже не проверяют. Поставили печать. В наркологическом то же самое – руки покажешь и все. В онкологии спросили, состоим ли на учете, есть ли в семье онкобольные? Нет? Ну и желаем больше к нам не попадать. Только вот терапевт попался неравнодушный. На анализы отправила, проверила одно, другое, третье. Сказала: «А вдруг вы по состоянию здоровья не потянете». Заставила меня все обследование пройти. Я этому терапевту даже благодарна. Потому что мне пришлось все внутренние органы проверить. Когда я в следующий раз такую проверку пройду?
Еще приходит инспектор для проверки состояния квартиры, смотрит на родных, на условия проживания, есть ли, например, спальное место для ребенка. Некоторым отказывают, если у них площади маленькие или обветшавшее строение. У нас состояние признали удовлетворительным. В акте написали, что сделан косметический ремонт.

- Сложности на этом заканчиваются?

- Только начинаются! Когда я первый раз пришла в «Центр развития семейных форм воспитания» на Парижской коммуны (это централизованное учреждение в Красноярске, которое занимается подбором детей), мне там сразу сказали: «Вы не думайте, что приедет какая-нибудь молодая 18-летняя девочка из деревни, родит ребенка и оставит в роддоме. Таких детей сейчас, может, один на десять тысяч, от которого родители отказались. Мы же забираем детей из семей наркоманов, алкоголиков, со СПИДом, с другими заболеваниями, - и добавляют, - Вы готовы по часам давать ребенку лекарства, следить за ним?» Многих вот это останавливает – дети, которые не лечатся: со СПИДом, гепатитом С, пороками сердца, совсем тяжелые – с больной головой. Таких очень много. Я, например, не могу взять ребенка с ВИЧ-инфекцией. Потому что я не знаю, смогу ли его достойно содержать, покупать лекарства, а они очень дорогостоящие. Вот у моей девочки был гепатит, вернее, у ее матери. Меня всячески отговаривали, предупреждали, что может дать рецидив, если среда будет неблагоприятная. Но у нас, слава Богу, семья нормальная, не асоциальная.

- Неужели здоровых детей вообще нет?

- Есть здоровые. Но родители не отказываются от них, не дают согласия на лишение родительских прав. Это, например, те дети, которых мама родила в тюрьме. Ее не могут лишить родительских прав, т.к. она не сделала ничего против ребенка. Например, мне в Сосновоборске рассказывали об одной замечательной девочке 4-х лет, но от нее мать не отказывается, она даже письма дочке шлет, которые ей читают. И девочка знает, что у нее есть мама, и она ее ждет. Еще не отдают детей, у которых есть братья и сестры, если те, в свою очередь, не дают на это согласия (т.е. либо вы забираете ребенка с братьями-сестрами, либо отказываетесь). Я пришла – хотела девочку. Мне сказали, что девочек нет. Потому что их, как и вообще более-менее здоровых детей разбирают сразу, как только они появляются.

Вообще, существует четыре формы: усыновление, опека, приемная семья и патронатное воспитание. Они различаются по степени участия государства. При усыновлении государство отдает тебе ребенка и уже никак не следит и не участвует в его судьбе. При опеке надо уже отчитываться перед ним за те средства (4000 руб.), которые выделяются на содержание. Когда это приемная семья, как у меня, выделяется чуть больше средств (около 6500 руб. в месяц).
Но всем предлагают усыновление. И многих это останавливает, потому что не все материально хорошо обеспечены, и не могут взять на себя большие расходы. У меня на одни лекарства за 2 месяца ушло столько, что я уже замучилась считать. При том, что нам отдавали ребенка, «которого не надо лечить».

Я ходила на курсы в «Школу приемных родителей». Нас было человек 20 – это с учетом того, что многие приходили семейными парами. Одиноких было человек пять женщин. И никто не знает про опеку, а тем более про приемную семью! Я сама узнала об этой возможности случайно. Когда мы уже определились с выбором, я должна была ехать в орган опеки Сосновоборска, потому что ребенок оттуда. И там нам попалась очень хорошая женщина – специалист отдела опеки от управления образования г. Сосновоборска, - которая просто прониклась, расположилась к нам. Она поинтересовалась, почему мы решили взять ребенка, почему сама не хочу родить. Объясняю, что, конечно, я могла бы вот так сама взять и родить, но ведь есть уже дети, которые нуждаются в родителях и они ждут. Сказала, что просто хочется кому-то помочь, чтобы хоть один ребенок оттуда почувствовал семейное тепло. Она прониклась этой мыслью и спросила меня, а почему бы мне приемную семью не оформить? У меня глаза округлились… Мне ведь об этом никто не говорил. Я опеку-то с трудом оформила, потому что я – одна и ребенка беру только одного, а не двух-трех, как мне в Красноярске предлагали. А она мне говорит, что никаких ограничений здесь нет. Берите, и тогда будет вам и приемная семья, и зарплата!

Но это было уже позже. А поначалу я об этом ничего не знала. Не знала, что в первую очередь работают с  усыновителями. Вот появляется юридически-свободный ребенок, от которого отказались родители. Его можно взять, но органы опеки сразу предлагают его потенциальным усыновителям. А т.к. у меня была опека, то нужно стучаться в закрытые двери, звонить постоянно, как минимум 2 раза в неделю, чтобы они о тебе помнили. Кстати, хорошо с приемными родителями работают в Новосибирске. Я уж думала, что если не найду здесь, поеду в Новосибирск. Хотя останавливало, что неизвестно, сколько пришлось бы ждать, а остановиться там негде. Решила ждать, кого мне предложат. А мне все не предлагают и не предлагают.

И тут по телевизору показали 2-летнюю девочку. Я прибежала. А мне говорят, что у нее есть брат, поэтому отдадут только с братом. Я сказала, что мне надо подумать, посоветоваться с семьей, все-таки это общее дело. Нужно согласие всех членов семьи на принятие ребенка в письменной форме. Мы с родителями решили, что двоих сразу я не смогу взять. И буквально на следующий день они мне позвонили, пригласили посмотреть на фотографию нашей Леночки. Говорят, вот есть ребенок, но ей всего 11 месяцев (на тот момент было). Хотите такую маленькую? Родители сказали: «Возьмем, только если ты, Наташа, сама будешь ухаживать за ней, т.е. варить, стирать, убирать, гулять, заниматься».

Согласилась. Поехали смотреть Леночку. Нам принесли ее буквально на 15 минут. Принесли одну, в кабинет директора. А глаза у нее такие печальные! Когда мы ее первый раз увидели, мама заплакала: как можно такого ангелочка бросить! Вот мы с мамой 15 минут ее наблюдали, поносили ее на руках, походили немного - отзовется что-то в сердце или нет… Кстати, есть книга Светланы Сорокиной об этом. Она, будучи известной журналисткой, год искала себе ребенка. Год ездила по детским домам и выбирала. Она хотела мальчика. Не могла выбрать ребенка, который был бы ей по сердцу. А мы не имеем такой возможности.

- Разве будущие родители не имеют возможности прийти в группу, чтобы самим присмотреться к детям?

- Запрещено такое. Обычно показывают вам фотографию одного-единственного ребенка: вот, нравится – берите. Их даже не показали много, чтоб я выбрала, к какому ребенку я больше тяготею. Причем с первой же встречи, с первого знакомства я должна сказать, беру я этого ребенка или нет. Если не беру, значит, пишу отказ. И больше мне его не покажут, не дадут посмотреть, как он играет, как ведет себя. А в группу к детям никого не пускают. Хотя тому есть объяснение. Говорят, вот вы придете к ним, вселите какую-то надежду, они к вам все потянутся. А вы развернетесь и уйдете. Или выберете кого-то, а других отвергнете. Для них это тоже травма.

- После того, как вы определились с выбором, был какой-то период привыкания друг к другу?

- Да, я должна была в течение 10 дней приезжать к ней, чтобы она ко мне привыкла. Мне ее выносили в фойе, где кабиночки стоят, и мы там с ней по 2 часа общались. Я игрушки какие-то привезла; мы с игрушками играли, ходили (на тот момент она только ходить начинала). И, опять же, никого из других детей я не видела.
Потом, как я уже говорила, поехала в Сосновоборск, там начала оформлять договор о передаче ребенка в приемную семью. За то время, пока мне искали ребенка, окончился срок действия медицинской справки, она всего 3 месяца в силе. Пришлось все заново проходить. Но это несложно сделать. Пришлось только побегать недельку где-то; у кого есть машина, умудряются сделать все за 2-3 дня.

- Долго ли девочка адаптировалась к новому дому, к новой семье?

len5- Знаете, первое время, как мы ее взяли, она вообще не улыбалась. Положишь ее, а она так смотрит на тебя серьезно; очень настороженно к нам относилась. А потом, через неделю, начала потихонечку улыбаться. А сейчас вообще улыбка с лица не сходит!
Только недавно начала говорить. Хорошо говорит слова «дай», «надо»; особенно «дай-дай-дай» - это у нее вообще прекрасно получается. У нее есть небольшое отставание в развитии - это общая проблема всех детей, которые воспитываются в детском доме. Но это очень быстро наверстывается. За 2 месяца мы достаточно много узнали, многому научились. Раньше она слов почти никаких не знала, мало что понимала. Только что «сорока-ворона» и «ладушки-ладушки». А недавно, например, я ее попросила: «Леночка, принеси барабанчик». А она подходит к корзинке с игрушками и вытаскивает барабан. Мы так удивились! Сейчас, если кушать хочет, берет стульчик (на котором она кушает) – его нам друзья подарили - и показывает, что, мол, кушать хочу.

Характер начала проявлять, требовательный такой. Если что-то не по нраву, может и истерику устроить. Вот, кстати, говорят, что такие дети вообще не плачут, потому что к ним никто не подходит, и они думают, что это бесполезно. Неправда! Плачут, как и все нормальные дети! Когда мы были там, ездили к нашей девочке около месяца, видели: плачут там дети, когда им что-то нужно. Просто не всегда возможно дать им то, что они хотят. А выделить кого-то нельзя, потому что чувствуют это дети, что кого-то ты любишь больше, чем других. Нельзя там ни к кому привязываться. Некоторые туда специально устраиваются работать: медсестрой, няней, - выбирают себе ребенка и уходят оттуда. Мне так предлагали, но я не стала – ни опыта, ни навыков.

- Теперь навыки в домашних условиях приобретаете?

- Конечно! Но у меня воспитывать получается все-таки хуже, чем у мамы или папы. Потому что у них опыта больше, они двоих детей воспитали, а я на них смотрю и учусь. Но пока, в основном, работаю по хозяйству. Мама моя помогает мне сейчас в быту, в воспитании. И len4девочка наша сейчас больше времени проводит с бабушкой и дедушкой, чем со мной. Я постоянно что-то тру, стираю, убираю, рублю, готовлю, причем это без конца! Единственно, когда бабушка куда-то уходит по делам, тогда я с Леночкой сижу один на один. А так она уже говорит «баба», «деда». Слово «мама» пока не говорит. Но, кстати, это проблема многих приемных детей: проходит много времени, пока они к тебе привыкнут и будут звать «мама». Но Леночка еще маленькая у нас. А вот есть дети постарше, скажем, 3-х лет, те очень долго привыкают, ведь они уже все понимают, что мама у них уже была, они ее помнят. Но наша девочка очень быстро к нам привязалась. Поначалу она не могла сидеть одна, нужно было, чтоб постоянно кто-то находился рядом. Стоило мне выйти в соседнюю комнату, все, плачет – кричит. Сейчас уже спокойнее: если она чем-то занята, то может и одна сидеть.

Потихоньку узнаем, какие ей слова нравятся, какая музыка, стараемся подальше от попсы держаться, поменьше телевизора. Большая работа в этом плане была проделана с родителями. Просила, умоляла: «Ребята, давайте как-то уменьшим просмотр телевизора». Они мне в ответ: «Вот ты росла, брат твой рос, телевизор работал, и - ничего, нормальные дети получились». Так ведь тогда телевизор был другой: не было таких новостей, такой чернухи, программы были другие. Сейчас стараемся не включать телевизор, когда Леночка рядом. Потому что у нее и так слишкомlen3 много впечатлений, попала в совсем другой мир. Вообще, ей эта перемена очень непросто далась. Ведь когда она была в детдоме, там она – одна из многих. Здесь же все по-другому: весь мир вращается вокруг нее, все внимание на нее.

Еще мы с ней гуляем. Но Леночка гулять не любит. Боится, видимо, что мы ее отнесем обратно в детский дом. Когда мы с ней там гуляли, она улыбалась и радовалась. А здесь разлюбила. Может быть, тот большой мир, который сейчас перед ней раскрылся, просто пугает ее. Там что она видела? Ограниченное пространство государственного учреждения. А тут-то сразу и машины ездят, и людей много, и собачки бегают. Может, действительно, слишком много впечатлений, детская психика не выдерживает. Естественно, я с ней на рынок не хожу, или куда-то в магазин, в цирк. Мне вообще сказали, поменьше ее в людные места выводить. Но больше гулять на воздухе. Кстати, чужих людей она не боится. Первое время немножко смущается, а потом спокойно улыбается, общается. Любит общество детей! А недавно мы окрестили нашу девочку в церкви!

- Да? Знаменательное событие в ее жизни. Вы волновались, наверное?

- Ой, я так переживала. Она же не ручная, не привыкла на руках сидеть. И, естественно, 2 часа она не отстоит на ногах. Но ничего, слава Богу, спокойно просидела весь обряд. Мы ее крестили в храме Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Там, на цокольном этаже, у них крестильная. Конечно, Леночка чуть-чуть недовольство повыражала; я ее иногда с рук спускала, чтоб она постояла. Мы крестились в субботу, а в воскресенье пришли на Причастие. И тоже переживали: как она перенесет такое скопление народу? А она, как увидела росписи, так удивилась, ротик раскрыла, пальчиком показывает. Очень беспокойно себя вела. Но некоторые дети себя не только в храме, но и у Чаши ведут неспокойно, отворачиваются, балуются. А Лена, когда подходили к Причастию, успокоилась, серьезная такая стала, ротик открыла, приняла Причастие, водичкой запила. Слава Богу, все прошло благополучно. Все в руках Божьих.

- А отношение у вас к Леночке как к родному ребенку или же чувствуется, что она приемная?

- Конечно, как к родному! Абсолютно нет такого, будто она у нас «временное явление». По закону опекунство продолжается до 18 лет. А потом они должны жить отдельно. Но никто же не будет их выгонять, мол, все, Леночка, теперь иди, живи самостоятельно. Конечно, мы будем продолжать жить вместе. И нет никакой разницы, твой это ребенок или приемный.

- Когда она вырастет, вы будете ей говорить, что взяли ее из детдома?

- Во всяком случае, сейчас я это скрывать от нее не намерена. Я разговаривала с такими же вот потенциальными родителями, многие говорят, что дети, от которых скрывали это всю жизнь, будучи уже взрослыми и узнав, что их родители взяли из детдома, как-то неадекватно реагируют, некоторые даже отказываются от своих приемных родителей: «Ты меня всю жизнь обманывала. Я не хочу иметь с тобой ничего общего!» Поэтому если она меня спросит: «Где ты меня, мама, взяла?» - все дети задают подобный вопрос, - я, наверное, скажу ей. Конечно, не в такой форме, что, мол, вот мама тебя бросила. Я скажу: «Я тебя взяла из такого домика, где сидят детки и ждут, когда за ними придет их мама». Нам и психологи так советуют говорить. Кстати, с нами же психологи работают. Каждый год осенью организуется «Школа приемных родителей». Они все время повторяют, что если будут какие-то психологические проблемы в воспитании, приходите, поможем, обсудим, посоветуем что-нибудь. Они нас всех уже знают наперечет, переживают за нас: «Не теряйтесь, приходите, рассказывайте, как проходит период адаптации». Потому что берут, например, детей взрослых лет 5, а контакт найти не могут, потому что ребенок уже большой, все понимает. Он либо слишком замкнутый, либо, наоборот, все взрослые для него мама-папа, и он не может выделить из них кого-то одного. Вообще, там таких вот специфических проблем очень много. Но мы взяли Лену совсем маленькой. Поэтому надеемся избежать части этих проблем.

- Многих пугает такая вещь, как генетическая память. Т.е. если у ребенка мама-папа были наркоманами, алкоголиками, асоциальными личностями, то и ребенок может унаследовать подобный тип поведения. Как к этому относитесь вы?

- Мне, конечно, о семье все рассказали, про маму Лены, чем болела, когда ее от матери забрали. И, конечно, меня это пугало. Были определенные сомнения. Но уповаю только на Божью помощь, на любовь, которую мы даем ребенку. Она все-таки сейчас не с ними, а с нами. Теперь в нее вкладываем мы, а не те люди, которые ей по крови родные. Понимаете, Бог все может. А человек ограничен в своих возможностях своими страхами, сомнениями, всевозможными комплексами. А ведь наши страхи могут и реализоваться. Верю, что если надеяться на помощь Божью, то все будет хорошо. Когда я уже решилась брать ребенка и начала собирать документы, подошла к батюшке, просила благословения, высказала свои сомнения. Он благословил и сказал: «Не бойтесь». Главное, верить, что Бог тебе поможет. Я же просила, чтобы Он дал мне ребеночка, и вот – дал же.

- А на работе знали о ваших намерениях?

- Нет, на работе я не говорила. Я была новенькая, относительно недавно устроилась. Да и меня сразу так предупредили, что не приветствуют ухода в декрет. Была такая опасность, что, если бы я им сказала, они могли бы меня уволить. И я сказала об этом, только когда уже решилась, за 2 недели до ухода.

- Какова была их реакция?

- Знаете, они обрадовались, что не надо платить пособия по уходу за ребенком! А в остальном очень индифферентно. Меня, конечно, удивило такое равнодушное отношение. Зато, с другой стороны, все мои знакомые так живо откликнулись! Я увидела, что люди готовы помогать! Нам столько всего необходимого отдали просто так. Вот дети у кого-то выросли, коляска уже не нужна – отдали коляску. Вещички детские, комбинезончики – у нас 4 комбинезона разных размеров. Я не могу не восхищаться такой добротой человеческой! Обувь детскую тоже несут. А она же недешевая, а изнашивается быстро, нога-то все время растет.

- Ваши знакомые, друзья одинаково отреагировали на эту новость?

- Все отнеслись с пониманием, только, может, один человек сказал: «Нет, я бы так не смогла, это же на всю жизнь; ты же, Наташа, как впряжешься, так и до конца жизни». Все остальные по-доброму, только одобрение и радость: «Какая ты молодец!» А я была бы молодец, если бы лет 5 назад решилась. Может, сейчас уже второго бы взяла.

- Что бы вы посоветовали тем семьям, кто хочет взять приемного ребенка?

- Скажу, чтобы не боялись никаких трудностей. Потому что для человека, который твердо решил это сделать, все юридические и формальные вопросы не составят проблемы. А главное, если хотите взять ребенка, то нужно постоянно о себе напоминать в органы опеки. Обидно, что государство мало помогает таким детям обрести семью, ставя различные препоны. Надо всячески помогать приемным родителям, а то многие хотят взять ребенка, а не могут из-за финансового состояния или же юридических моментов. Если ребенок не попадет в нормальную семью, ну кому будет лучше? Ему в любом случае будет лучше в семье, чем вот в таком казенном учреждении. Если кто-то не может усыновить ребенка, но может взять под опеку, или в приемную семью, или в патронат. Не всем известно, что можно оформить не усыновление, а опеку или приемную семью. Обычно при такой форме в семье должно быть несколько детей. Но я как одинокая мама настояла именно на приемной семье, чтобы получать хоть какие-то деньги.
А присутствие детей в доме, кстати, всегда меняет жизнь его обитателей.

- И ваша жизнь тоже поменялась?

- Этот год стал переломным для нашей семьи. Вот взяли ребенка, и все кардинально поменялось! Мы как-то сплотились, стали ближе друг к другу. Мы – люди взрослые, уже как-то утеряли душевное общение между собой, попривыкли к обыденному течению жизни. А сейчас все ради ребенка, стараемся, чтобы было как можно меньше острых моментов в разговорах, стали гораздо бережнее относиться друг к другу. Теперь у нас есть, ради кого стараться.
    
Наша беседа прервалась разговором новоиспеченной бабушки и внучки. Это проснулась Леночка. Чистое, светлое личико с серо-голубыми глазами улыбалось незнакомой тете (т.е. мне). Она и впрямь была похожа на ангелочка с белоснежными волосами. В короткое время весь пол, бывший до этого чистым, был усеян игрушками. Внимание Леночки в секунды переключалось с одной игрушки на другую, ее интересовало все и вся. На удивление легко она понимала любые слова мамы, бабушки, дедушки. Вслед за Леночкой улыбнулись и мы. А как же не улыбаться, видя, что еще один ребенок получил право быть счастливым.
    
Ирина ЗАЙЦЕВА,
специально для "ЯрМамы"

Просмотров: 3380

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА
Мамы

Загрузка комментариев...