Красноярский семейный портал
22.04.2008

Четверо своих и двенадцать усыновлённых!

СЕМЕЙНЫЙ ДЕТСКИЙ ДОМ ПО-КРАСНОЯРСКИ — это две объединенные в одну квартиры в типовой многоэтажке, заботливые мама и папа и веселая гурьба ребятишек разных возрастов. Сходство с детским учреждением проявляется лишь в ряде кабинок для одежды в прихожей, да в многоголосом детском шуме, доносящемся из комнат. В обычных квартирах детских голосов не так много даже по праздникам! Задорные улыбки и любопытные глазенки ребятишек встречают меня у порога и сомневаться в том, что попала по адресу, мне больше не приходится.

У Веры Федоровны и Алексея Алексеевича Бутяевых четверо своих ребятишек и, на сегодняшний день, двенадцать приемных (девять сейчас живут с ними).
— Мы с мужем с самого начала решили, что у нас должно быть много детей. У него в семье трое детей, у меня – двое, поэтому пять — это минимум, который планировали. В жизни получилось, что детей у нас гораздо больше!

Познакомились они в Красноярске, в мае 1980-го и с тех пор всегда вместе. Если и ругаются, то через 10-15 минут мирятся, а если расстаются, то только из-за командировок Алексея Алексеевича. Он водитель, иногда ездит в дальние рейсы. Работать приходится много — деньги большой семье нужны всегда, да и дело это — любимое. Машинами отец семейства увлекается с детства и знает о них все, он автомеханик, как говорится, от Бога. Чтобы исправить неполадку, к нему едут чуть ли не со всего края. Мальчишки постарше помогают папе в работе, да и девчонки с удовольствием в гараже время проводят.

— Они у нас без комплексов, - смеется Вера Федоровна, - могут и на мотоцикл сесть, и на мопед, и поломку в машине починить! Только я стараюсь их притормаживать в этом. Объясняю, что они — будущие мамы и хранительницы семейного очага. Что они должны уметь готовить, стирать, гладить, убирать в квартире. Если сейчас они не научатся, то когда? Оксана у нас всегда с удовольствием кухней занималась — и готовила на всю семью, и стряпала. И так легко у нее все получалось, другие только на подхвате были. А вот Ольга у нас умница, учится хорошо, подает большие надежды и гордится этим. Она вальяжная, может иногда и полениться. А я ей говорю: а почему я должна вас всех кормить каждый день? Так и воспитываем.

МАМИНЫ ДЕТИ И ПАПИНЫ ДЕТИ

Пока мы разговариваем, в комнату раз пять зашел 5-летний Димочка.
— Это мой хвостик, — называет его мама Вера. За время разговора он успел соскучиться по маме и никак не может уснуть, если ее нет рядом. — Он по гороскопу Дракон, как и я, и Стрелец, как мы с мужем, с мужем у них вообще день рождения в один день! Алексей Алексеевич даже ревнует, ведь Дима стремится подсесть рядом со мной при любом удобном случае, прильнет, обнимет.

Алексей Алексеевич всегда мечтал о дочери, о Светочке. Она родилась пятнадцать лет назад, когда в семье уже были приемные дети. Теперь дочек в семье девять! Девчонки папу обожают, тянутся к нему, мальчишки же души не чают в маме Вере. И она, в свою очередь, с ними отлично ладит.
— Все дети в семье похожи либо на меня, либо на папу, — говорит многодетная мама, — они либо светлые и голубоглазые, как муж, либо темные и кареглазые, как я.

Вера Федоровна может ответить на любой вопрос о ее детях. Когда у кого день рождения, какие есть привычки, способности, увлечения, слабости, черты характера и вкусы. Я удивляюсь этому, и в глазах Веры Федоровны появляется ответное удивление: как может быть иначе? Она интуитивно чувствует всех своих детей. Иногда, например, знает заранее, что не стоит ребятишкам идти на улицу — могут под дождь попасть или варежки потерять. И они научились доверять ее материнскому чутью.

— Правду ли говорят, что легче справляться с несколькими детьми, чем с одним? Что когда ребенок — единственный, волнуешься за каждый его шаг. А когда их много, более спокойно на все смотришь?
— Нет, не правда. Когда их много, переживаешь за всех. Больше проблем, больше переживаний, но и больше радостей, праздников. Я проходила тест, который показал, что я — гиперактивная мама. Это плохо, но измениться невозможно. Я переживаю за каждого ребенка.
— А бывает, что руки опускаются?
— Бывает. Когда дети серьезно болеют. Когда денег не хватает, а до зарплаты еще далеко. Но по натуре мы с мужем — оптимисты, и это помогает со всем справляться.

Некоторые дети в семье заражены вирусом гепатита В, есть тубинфицированные. Когда Слава (по документам Сережа) был маленький, ему пришлось многое пережить — удаление гландов, аденоидов, операцию по удалению пахово-мошоночной и пупочной грыжи. Вся семья за него переживала. Заниматься с ним много приходилось — в развитии ребенок отставал от сверстников. Сейчас главная боль в душе Веры Федоровны — недавно пошел в армию сын Максим. Говорить об этом Вера Федоровна не может — едва сдерживаемые слезы не дают сказать ни слова. Дай Бог, чтобы сын поскорее вернулся поближе к матери, и одной больной точкой в семье Бутяевых станет меньше.

Восемь детей уже выросли и живут отдельно. Получают образование, устраивают свою личную жизнь. Недавно у Бутяевых появился первый внук, его родила дочь Наташа, ему еще нет и года. Этим летом выдали замуж другую дочь — Оксану.

— Как только кто-то выходит из семьи, нам хочется, чтобы его место занял новый ребенок. Психологически некомфортно, когда место в доме пустует. Желающих жить в семейном детском доме много. Любой ребенок в детском доме мечтает, чтобы его взяли в семью. Он может никогда никому об этом не сказать, но внутри, в душе, у него есть это желание — это я вам точно говорю!

ГОРЬКИЙ ОПЫТ ВОСПИТАНИЯ

Брат и сестра Таня и Юра сами попросились в семью. Они жили в интернате в Черемушках, а рядом, в больнице лежали дети Бутяевых. Таня увидела, что у Веры Федоровны много детей и написала ей записку: «Мы не хотим жить в детском доме. Возьмите нас к себе». Таня и Юра сначала гостили в семье по выходным, провели у них каникулы. И все-таки отдали их не сразу — потому что они жили в интернате для детей с отклонениями, хотя сами были здоровыми. Дети плавно и легко влились в семью. Стали лучше учиться, начали заниматься в кружках. Научились ценить чужой труд, беречь одежду, которую им давали.

Спокойная жизнь длилась полтора года, а потом была разрушена. Детям стала звонить их старшая сестра и настраивать их против родителей. Таня и Юра сорвались — стали убегать из дома, плохо учиться. Родители боролись за них долго, более полугода. Но все-таки их пришлось вывести из семьи — Таня пошла учиться в училище, Юру определили в интернат. Но все равно отношения с родителями они поддерживают, жалеют, что тогда не смогли жить с ними. У Тани в сентябре была свадьба, она была счастлива, когда мама Вера с детьми приехали ее поздравить.

— Мне часто ставят в укор этот случай, — рассказывает Вера Федоровна. — Говорят, что не смогла исправить и удержать детей. А я говорю: таких случаев много и в обычных семьях, просто мы предали эту историю огласке.
С тех пор Бутяевы стараются брать к себе детей не старше трех лет. Когда еще можно слепить из них что-то стоящее, и риск поражения в воспитании сводится к минимуму. А красноярская приемная семья Болсуновских нашла другую нишу — они берут детей в переходном возрасте, 10-12 лет. Борисовы — не младше 5-6 лет, им этот возраст интересен.

ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ

В сентябре исполнилось шестнадцать лет семейному детскому дому Бутяевых. Кстати, с недавнего времени он называется по-другому — приемная семья.

— В начале 1990 года по Первому каналу был марафон, посвященный семейным детским домам. Уже тогда мы решили взять еще детей. А в августе в «Красноярском рабочем» появилась заметка о девочке Наташе, которой пора в первый класс, а она лежит в больнице. Наташа — ровесница нашему сыну Сереже, и в сентябре они вместе пошли в школу. Вскоре появились еще трое — Ольга, старшая, Настя и Сережа. За один месяц мы стали на четверо детей богаче! Когда приехали в Российский детский фонд, нам велели оформлять статус детского дома. А потом появились Оксана и Максим, сестра и брат. Таким составом мы жили долгое время, потому что дети все маленькие были, нужно было их растить.

— Мой любимый возраст — от нуля до трех лет. Мне нравится заниматься малышами, нравится видеть их первые успехи, слышать первые слова. У малышей в нашей семье всегда был приоритет. И старшие дети это знают.

До того, как стать мамой, Вера Федоровна работала на автобазе, у нее есть диплом бухгалтера. После появления стольких детей, работать в прежнем ритме и на прежнем месте стало невозможным. С тех пор, как семья получила статус семьи с приемными детьми — Вере Федоровне дали ставку воспитателя. На сегодняшний день это 8,5 тысяч рублей. С ноября этого года Алексею Алексеевичу должны дать ставку воспитателя. А пока почти вся зарплата Веры Федоровны уходит на коммунальные платежи — это 7 тысяч рублей. Льгот у семьи нет никаких. Два квартала их выплачивать помогали власти — выплачивали 7 тысяч в квартал (а нужно столько же в месяц). Плюс пособия на детей — в среднем 4 тысячи на одного, получается 22 тысячи на пятерых. Плюс зарплата папы. Чтобы получить хоть какую-то льготу или подарки детям к празднику, многодетной маме приходится ходить в фонды социальной защиты, социального страхования, переворачивать горы документов. В законах часто прописывают условия получения льгот неконкретно, неточно.
Однажды под новый год в семье совсем не было денег, не могли купить подарки детям. Люди посоветовали обратиться в коммерческие структуры за помощью. Вера Федоровна пошла и услышала много неприятного в свой адрес. С тех пор зареклась: больше ни к кому за помощью не пойду!

РОДИТЕЛИ ОТ БОГА

Любой помощи и любому вниманию в семье Бутяевых всегда рады. На стене — благодарственные письма и поздравления.
— Вот дарят мне такую грамоту, — Вера Федоровна указывает на стену, — и думаю, еще бы десятерых взяла! У нас с мужем нет педагогического образования, но мы — родители по призванию. У меня всегда была потребность в детях — сколько бы их ни было, мне всегда хотелось еще больше детей. Года два назад были мысли еще двоих родить, но испугались, что здоровье уже не то, трудно будет выносить и родить. А вот взять еще двоих мы мечтаем с мужем. Как раз до пенсии успеем их подрастить!

Мария КУТУЗОВА

Просмотров: 3103

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА
многодетная семья

Загрузка комментариев...