Красноярский семейный портал

«По фарватеру Рождественской звезды...» Интервью с о. Виктором Теплицким

Каждый день - как в послушанье Богу -

Людям подносить стакан воды

И искать. Искать свою дорогу

По фарватеру рождественской звезды...

Это четверостишие взято из последней книги красноярского священника и поэта Виктора Теплицкого "Дом на холме". А до этого были ещё два поэтических сборника - "Осенняя свирель" и "Прикосновение к горизонту", мистическая драма в стихах "Королевское сердце", за которую автора наградили Астафьевской премией на состоявшемся в прошлом году Всероссийском семинаре молодых литераторов (кстати, он teplizkyединственный из красноярцев получил премию).

Непростым был путь Теплицкого в литературу, ещё труднее сложилась его дорога к Храму. За свои 35 лет жизни он успел окончить красноярскую 11-ю школу, отслужить в армии, поучиться в технологическом институте ("Ушёл с пятого курса - понял, что не могу обманывать себя и других"). Работал дворником, грузчиком, писал стихи, посещал литобъединения "Дебют" и "Диалог", стал ходить в храм, в 1992 году покрестился... Но духовные поиски продолжались. И вот в 1994 году его рукоположили в сан дьякона, а в 1995-м - в сан священника. Нынче он служит священником кладбищенского Свято-Никольского храма и настоятелем больничного храма Серафима Саровского (при БСМП).

- Мой путь к религии шёл через культуру, - вспоминает Виктор Теплицкий. - Это была и русская рок-культура конца 80-х, и поэзия (особенно Пастернак, Мандельштам, Ахматова, позже - Бродский, ещё позже - Рильке). В голове была каша, одно я знал точно: смерти - нет. Когда покрестился, стал читать Евангелие, возникло много вопросов - и я пошёл "разбираться" с попами. Один священник мне всё толково разъяснил. Меня тогда особенно поразило, что он говорил без пафоса, не красовался - он этим жил! Окончательно выбрать свой путь помогла мне книга дневников Иоанна Кронштадтского "Моя жизнь во Христе". Я боялся фальши, неискренности, для меня путь к Богу был путь вопросов: зачем мы живём? где правда? в чём смысл жизни? То есть вечные, "проклятые" вопросы...

Путь этот труден, и жить трудно, но душе легко, когда знаешь, зачем ты терпишь и страдаешь. А когда живёшь и страдаешь, не зная, зачем - это страшно!

- А вот мне, грешному, часто кажется, что люди тянутся к Богу, чтобы просто спастись от одиночества, от сиротства и чтобы отдаться целиком воле Всевышнего...

- Господь нашу волю не нарушает, он лишь подталкивает на верный путь. Бог даёт нам право свободного выбора, он хочет, чтобы мы сами трудились, а вовсе не жили под его диктовку, как утверждают некоторые...

- Не является ли литература и вообще художественное творчество кощунственным соперничеством с Творцом всего сущего? И не мешают ли занятия литературой исполнению долга священника?

- Риск, конечно, есть постоянно. В православии есть понятие "прелести" - самообмана, когда человек ставит себя на место Бога. Даже во время проповеди можно невольно поставить себя на место Христа. Требуется трезвая самооценка. Если Господь дал тебе дар - не делай из него идола. В храме я духовно обогащаюсь, а потом это обогащение помогает мне в художественном творчестве. Главное - чтобы твоё слово не поранило другого, не развратило, не ввело в соблазн. Для меня культура - это лом, разбивающий капсулу пошлости, быта, инерции, в которой живёт человек. Назначение любого поэта, художника, композитора - вырвать человека из тисков суеты. А насчёт исполнения своего долга - я стараюсь доверять Богу. Вот недавно, во время Великого поста, хотел посочинять, но тут заболел другой священник - и мне пришлось его заменить. Каждый раз молю Бога, чтобы не впасть ни в ересь, ни в прелесть. Надо уметь ждать.

- Какова, на ваш взгляд, роль писателя в наше время? Кто он нынче - трибун, проповедник, учитель или просто развлекатель толпы?

- Для меня роль писателя заключается в том, чтобы заставить каждого человека заглянуть внутрь себя, заставить работать его ум и душу. Любое творчество должно углублять, человек должен быть глубоким. Как писал митрополит Антоний Сурожский, "грех - это наша поверхностность". И любое творчество призывает нас уйти на глубину, задуматься над собой. И там, в глубине, человек может найти Бога. Что такое поэзия? Это когда человек замечает то, что другие люди не видят. Мир обыденности, который нас окружает, вдруг превращается в мир необыденный. Помочь понять это и есть предназначение писателя.

Мне, например, очень помог Николай Лесков, особенно такие его рассказы, как "Очарованный странник" и "На краю света". Литература помогает мне с небес спускаться на землю, понять реальности жизни. Писатели должны уметь смиряться, не становиться в позу учителя, моралиста (вот когда возникает соблазн ереси!). А ещё есть ересь эстетизма - когда человек хочет спасти душу только через культуру, без религиозности...

- Ох, аз грешен...

- Но культура - это лишь мостик от душевного к духовному. Должна быть чёткая иерархия: тело, душа, дух. Разрывать это нельзя, но и путать не надо.

- Мы, как известно, живём в светском и многоконфессиональном государстве. Но в последнее время можно услышать опасения по поводу чрезмерного возрастания роли православной церкви, клерикализации власти...

- Опасения эти беспочвенны. Православное христианство изначально стремилось к симфонии - чтобы государство выполняло свою роль, а церковь - свою, духовную роль, в отличие от католиков, которые всегда претендовали на государственность. У нас же преобладал принцип соборности. Церковь всегда стремилась выполнять свою функцию преображения мира, она не претендовала на свободу человека, а лишь предлагала путь и призывала к нему. Кстати, идея симфонии подтверждена в книге "Основы социальной концепции православной церкви", которую при желании можно найти в Интернете. Это официальный документ, утверждённый собором Русской православной церкви 2000 года. Там высказана точка зрения церкви по многим широко обсуждаемым ныне вопросам - эвтаназии, абортам, гомосексуализму...

- Кстати, что вы можете сказать по поводу недавних выступлений иерархов православной церкви о правах человека, о крайнем либерализме, допускающем отступления от евангельских заповедей?

- Да, на Западе, в протестантском мире, уже венчают гомосексуалистов. С этим, конечно, нельзя согласиться. Мы слишком много внимания уделяем всяким меньшинствам - и забыли тех, кто составляет большинство. Все попытки чрезмерной либерализации - это попытки оправдания своего греха, своего порока. Этим мы, прежде всего, развращаем молодое поколение!

- А доходит ли до нынешней молодёжи голос православной церкви? Не кажется ли вам, что мало кто из священников ищет сегодня живой язык общения с юным поколением?

- Объяснить это можно тем, что ещё недавно наша церковь была гонимой. И пока внутри церкви не обновились кадры, трудно рассчитывать на скорые перемены. Но церковь уже сейчас ищет формы контактов с молодёжью. Например, многим известен священник Андрей Кураев, который даже выступает с проповедями на рок-концертах. Сам я возглавляю в нашей епархии молодёжный отдел, у нас есть молодёжный православный клуб, члены которого собираются по воскресеньям в библиотеке имени Ленинского комсомола, на улице Маркса...

- Славная "крыша" - для православной-то молодёжи! И чем вы там занимаетесь?

- Обсуждаем разные проблемы, беседуем, спорим, пьём чай... Недавно, к примеру, разбирали творчество Достоевского, обсуждали также, всегда ли хорошие книги продают на церковных лотках. Встречались с будущими журналистами, студентами госуниверситета. Вместе ходим на Столбы, на выставки.

- Что вы думаете о возможном появлении священников в Российской армии?

- Думаю, это надо. Священники могут помочь и в "горячих точках", и в борьбе с дедовщиной. Но их появление не должно быть одноразовым. Пусть при части будет часовенка, куда солдаты смогут приходить за советом. Но не в обязательном порядке, а добровольно. Священник не должен быть в роли замполита.

- Как вы относитесь к недавнему "карикатурному" скандалу? И что может удержать журналистов от оскорбления чувств верующих? Неужто придётся вводить цензуру?

- Должен быть выработан и принят нравственный кодекс журналиста, который бы всеми соблюдался. Никому не понравится, чтобы его мать обливали грязью на страницах газет, а ведь наша церковь - это наша мать. И законы надо соблюдать строже. Никто ведь не имеет права оскорблять на улице другого человека - почему же допускается оскорбление церкви?

- Что вы сейчас читаете?

- Много читаю книг по теории литературы. Недавно взял почитать нашумевший бестселлер "Код да Винчи" - и был поражён, что людям это нравится. Это же такая бульварщина, полная безвкусица!

С батюшкой беседовал Эдуард РУСАКОВ

"Красноярский рабочий", 22 апреля, 2006 г.

http://www.krasrab.com/archive/2006/04/22/02/view_article

Просмотров: 2603

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА
Виктор Теплицкий

Загрузка комментариев...