Красноярский семейный портал
14.02.2008

Папина дочка

Николай ФИЛИППОВ, психотерапевт

Если папа становится мамой, он многое начинает понимать по-другому. В этом я убедился, когда остался дома с грудным ребенком. Жена пошла на работу, а я начал пестовать трехмесячную тогда дочку Сашеньку.

viktoriaПрофессия позволяла мне свободно распоряжаться своим временем. Пациентов я принимал по выходным, а в будние дни оставался с дочерью. У меня появилась уникальная возможность сочетать работу психолога с «отцовской практикой», и не воспользоваться этим было просто глупо.

У окружающих это вызывало недоумение или даже осуждение. Почему? Может быть, мужчины устроены как-то иначе и, посягая на эту едва ли не главную женскую добродетель, они наносят непоправимый вред психическому и эмоциональному здоровью своего малыша? Но никто еще не доказал, что с папами детям хуже, чем с мамами.

Как практик и как психолог абсолютно уверен, что ключи от счастья девочки вручены природой именно отцу. От него во многом зависит, станет ли она любящей и любимой или превратится с возрастом в угрюмую мужеподобную особу.

Именно папе, а не маме, дочка хочет подсознательно нравиться. Большинство психоаналитиков сходятся во мнении, что отец для девочки — первая и большая любовь. Так не надо их разочаровывать! Самой природой устроено так, что отцу дана возможность почти абсолютного, психологически безболезненного управления дочкой — взглядом, намеком, жестом, словом. Надо только умело и осторожно пользоваться этим подарком. 

Часто отцы даже не догадываются о силе своего влияния на дочерей. Сколько ошибок в воспитании, жизненных драм, поломанных судеб берут начало отсюда.

Вот немногие, самые необходимые знания. 
Любая девочка, чтобы полностью раскрыть свой эмоциональный, чувственный потенциал, должна пройти через три периода взросления:
дошкольный — период послушания, выработки «тормозов»;
школьный — период переживания, накопления «опыта души»;
подростковый — период сопереживания, умения бескорыстно отдавать свои душевные силы другим.
Непроживание хотя бы одного из этих периодов уродует женское «Я» девочки. Если поведение дочери на всех этих этапах встречает одобрение отца, она и во взрослой жизни будет придерживаться тех же правил и при этом чувствовать себя уверенно.

С мамой девочка познает смысл и значение человеческих отношений, изучает себя, свое тело, свои женские функции, а отец — воспитатель воли и чувственности дочери. В постоянном внутреннем диалоге с ним закаляется ее характер.

Девочка хочет услышать отцовский совет, ощутить его помощь, поддержку, а если провинилась, готова понести строгое наказание. Но строгость — совсем не обязательно суровость. Зачастую достаточно просто осуждающих слов, выражения своего отношения к поступкам дочери. Главное, чтобы у нее появилось чувство вины, переживание из-за того, что ее поведение не соответствует требованиям отца.

Когда я взялся воспитывать маленькую Сашеньку, мне нередко приходилось ловить на себе неодобрительные взгляды. Женщинам было непонятно, как мужчина может столько времени проводить с ребенком, тем более с девочкой. Неинтересно же, скучно. Это заблуждение. Как раз с девочкой и проще и увлекательней.
Чем мы с Сашенькой занимались? Да всем. Но не так, как все. Если родители уделяют время развитию ребенка, они чаще всего прибегают к испытанным методам. На ребенка сверху опускается обучающая воля взрослого. Но когда он запоминает буквы, цифры, разучивает стишки, развивается только память. А интеллект, а ассоциативное мышление?

«Я сама. Я уже взрослая. Я могу» — вот те волшебные слова, которые становятся мощными импульсами в развитии и воспитании ребенка. Надо только не бежать впереди него, а спокойно идти рядом, понимая и поддерживая.

Вот, например, пресловутая чистка зубов. Помню, как я от нее отлынивал. А Сашенька с раннего детства чистит зубы с готовностью, с радостью и даже без напоминаний. Мы с ней так договорились: она сама ухаживает за собой и чистить зубы — ее обязанность, как у всех взрослых.

А утренняя зарядка? Мало кто из родителей делает ее с детьми. Изо дня в день одно и то же — попробуй вытерпи. Для нас с Сашей зарядка была цепью образных превращений: из зайца в медведя, из медведя в лису, потом в петуха. У каждого животного своя походка, свои привычки и повадки. Согласитесь, большего простора для самых разнообразных движений трудно найти!

Или возьмем рисование. Ходили мы в детскую изостудию. Перестали. Почему? Там малыша учат рисовать вазочки, яблочки, цветочки так, чтоб похоже было. Но четырехлетнему ребенку, утверждающему себя в мире, нужно прежде всего выразить себя. Не в подобии, а в цвете, в цветовых сочетаниях.

Ходили мы и на танцы. Меня удивляло: почему дома Сашенька часами танцует, а на занятиях зевает, то и дело бегает в туалет? Потом догадался: ей хочется выдумывать, фантазировать, выражать себя в движении.

Вот эта бурлящая «самость» остается почему-то вне родительского внимания. Послушайте, как говорят друг с другом мамы о своих детях, — в основном о еде и о болезнях. Как будто все воспитание сводится только к этому.

Отцовская революция, о которой поговаривают на Западе, похоже, нам не грозит. Как я выяснил, в России меньше 3% отцов, готовых взять на себя воспитание ребенка.

Однажды мне пришло в голову создать в своем микрорайоне совет отцов. Попытка с треском провалилась. От нее осталась пачка бумажек — ответы на анкету, которую мы проводили. Среди вопросов был и такой: «Ваша роль в воспитании дочери?». Из 300 ответивших отцов 230 написали: «Не мужское это дело».
Неправда, очень мужское.
Не верьте популярной песенке, в которой поется, что папа может все, что угодно, но только мамой не может быть. Еще как может!

Сегодня по самым приблизительным подсчетам в России работают более двух третей матерей, иногда на нескольких работах. В этих условиях не использовать скрытый отцовский потенциал нерасчетливо — и житейски, и экономически.

Журнал «Будь здоров!»

Просмотров: 5509

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА
отец-молодец