Красноярский семейный портал
24.09.2009

Меня удочерили...

Тема "Усыновление" на форуме.

1Скрывать или нет? Поймет ли он? Как отнесется мой ребенок к известию, что родила его не я? Не будет ли он считать, что вырос у «неправильной мамы»? Смогу ли я пережить его детский протест против ограничений: «А ты мне не мама!»? Да, нам, усыновителям, знакомы эти вопросы, ведь когда-то мы и сами задавали их себе.

Отвечали по-разному: кто-то вообще не приемлет ложь, кто-то просто боялся раскрытия тайны усыновления «доброжелателями», но никто из нас не пожалел, что не взвалил себе на плечи этот тяжкий груз – тайну усыновления. С каждым днем мы убеждаемся всё больше – знание об усыновлении не травмирует детей, оно придает им сил. Можно ли знать о своем усыновлении и не чувствовать себя неполноценным? Пусть на этот вопрос ответит Ольга. Это настоящее имя нашей героини, но фамилию она просила не называть, равно как и город, в котором она живет с семьей. Я помню, как она впервые появилась на одном из форумов, где общаются усыновители – и сразу вызвала множество вопросов.

Наша собеседница в детстве была удочерена. Узнав об этом, будучи взрослой, она смогла примириться со своей историей, со своими биологическими родителями и даже с самим фактом тайны усыновления, которая сопровождала ее на пути из детства во взрослую жизнь. О том, насколько это было непросто, знает только она сама, но она – счастливая женщина в настоящий момент, потому что в нем соединились знание о прошлом и мечты о будущем – Ольга растит двоих детей. Свою историю она рассказала читателям нашего журнала. 

- Ольга, расскажите, пожалуйста, как вы узнали о том, что удочерены?

- Мне 30 лет. Меня удочерили, когда мне было 1,5 месяца. О том, что я не родная по крови, я узнала в 21 год. Хотя некоторые подозрения появились у меня еще лет в 14, так как наша соседка по лестничной клетке, будучи в подпитии, кричала на весь подъезд, что я подкидыш и она об этом всем расскажет, причем она старалась кричать, когда моего папы не было дома – наверное, понимала, что он ей просто голову оторвет. Я на эти слова не обращала внимания. Я никогда не пыталась что-либо узнать сама или же спросить у родителей, мне всегда было очень хорошо дома, я очень сильно привязана к родителям и, если честно, то мне не нужна была эта правда.

А потом однажды, мне был уже 21 год, я спросила у своей лучшей подруги, знает ли она о том, что я приемный ребенок, и она ответила, что она знает об этом еще с седьмого класса школы. Я была в шоке, так как, оказывается, об этом знал весь наш класс (у моей одноклассницы бабушка работала в роддоме и рассказала ей обо мне), и ни один человечек никогда мне об этом даже не намекнул!

Больше всего меня поразило не то, что я узнала правду, а то, что ни один из моих одноклассников не проговорился мне, и той девочке, которая принесла эту новость в класс, сказали, чтобы она никогда не смела даже намекнуть мне об этом. У нас действительно был и остается очень дружный класс.

- Вам захотелось с кем-то обсудить услышанное?

- После того как подружка рассказала мне об этом, я спросила у мамы, правда ли это, и она рассказала мне обо всем. Мы вместе поплакали и благополучно забыли об этом разговоре. Для меня ничего в этой жизни не изменилось, потому что мои родители самые лучшие люди на земле, и я счастлива, что я их дочь, пусть и не одной с ними крови. А у мамы как камень с души упал после нашего с ней разговора, ведь столько лет жить с такой тайной!

- Но вы в одночасье узнали, что у вас были и другие родители…

- Я рада, что та женщина отказалась от меня, ведь неизвестно, какая бы жизнь ждала меня с ней, а так я выросла действительно в СЕМЬЕ и очень люблю своих родителей, и хотя у меня самой уже двое деток, мои родители до сих пор меня по-своему балуют. А насчет той женщины: я видела ее, даже разговаривала. Когда я пришла с ней поговорить, то мной двигал только интерес – посмотреть, какая она. И честно говоря, я была в шоке, так как думала, что это уже опустившийся человек, а оказалось что эта женщина работает на руководящей должности в администрации нашего города.

Любопытство я свое удовлетворила и никакого «зова крови» у меня к ней нет, я видела ее один раз в жизни и других встреч мне с ней не надо. Я очень сильно привязана к своим родителям и поэтому знаю, что даже если бы я узнала правду будучи подростком, ничего бы не изменилось, мне не нужны другие родители, мои мама с папой всегда очень любили и любят меня, и мне абсолютно все равно, в чьем животе я пролежала девять месяцев. Я знаю, что такое быть любимым и счастливым ребенком! И поэтому я думаю, что не нужно переживать о том, как ребенок отреагирует, узнав, что он приемный, ведь если вы будете любить его по-настоящему, то он всегда поймет, что именно вы его родители – ведь это вы дали ему жизнь в семье, жизнь с родителями, ведь это именно вы бескорыстно любите его за то, что он есть, он с вами и всегда будете его любить!

- Говорили ли вы родителям, что встречались со своей биологической матерью?

- Я не говорила родителям, что видела ее. Эта женщина рожала меня в области, там же в роддоме и оставила. В этом же городе жили и живут мои родители, там я и выросла, а потом уехала учиться в областной город и осталась. А она живет там же. Когда я разговаривала с родителями о том, что знаю правду, то тогда мама и назвала ее фамилию и имя. А спустя восемь лет я решила на нее посмотреть и по базе данных узнала ее адрес, а потом и место работы, куда я к ней и приехала.

Я считаю, что родителям об этом знать не нужно, во-первых, уверена, что их это не обрадует, а я очень не хочу их расстраивать. А во-вторых, я не поддерживаю с ней никаких отношений и не собираюсь этого делать, та встреча была единственной (мной двигало чистое любопытство) и больше не повторится, по крайней мере, с моей стороны точно.

Она сначала испугалась, всё-таки почти тридцать лет прошло, да и она ведь не знала, что мне от нее ничего не нужно. Я объяснила ей, что я пришла только потому, что хотела посмотреть на нее и узнать, как у них в семействе со всякими заболеваниями, у меня ведь двое деток растут и хотелось бы знать, нет ли у них там чего-нибудь страшного. Да и не надо мне от нее ничего, сами, слава Богу, с руками и ногами, работать умеем. Она меня успокоила, сказала, что у них все здоровы, чтобы я не переживала, никаких наследственных заболеваний у них нет. Конечно, смотреть на нее было страшно, в том плане, что перепугана она была сильно.

- Ольга, ваш личный опыт как-то повлиял на ваше отношение к «тайне усыновления»?

- Однажды я прочла высказывание человека, которого тоже усыновили в детстве: «Опыт брошенности и последующее обретение новой семьи все равно остается, подсознательно он сопровождает человека всю жизнь. Лучше иметь объяснение тому, что ощущается как некая тяжесть». Я могу подписаться под каждым словом, потому что когда я узнала, что меня удочерили новорожденную, то я поняла, откуда во мне жил страх, что мама с папой могут куда-то деться, и я останусь одна. Я безумно боялась того, что с родителями что-то может случиться и мы не будем вместе. Теперь я понимаю, что во мне подсознательно жил страх того, что я опять буду одна, хотя мне было всего полтора месяца на момент удочерения, и я просто не могу помнить того, что со мной происходило в то время. Мне кажется, на подсознательном уровне все равно остается страх одиночества. И этот страх не от отношения в семье, потому что меня всегда очень любили родители и любят и балуют сейчас, хотя у меня у самой уже двое деток. От этого, мне кажется, не уйти… Так что полностью скрыть произошедшее с ребенком вряд ли возможно.

Хочу пожелать всем приемным мамам – дай вам Бог терпения, любви и понимания, а главное - здоровья! И помните – не та мать, что родила, а та, что воспитала!

Беседовала Анна ТЕСАКОВА

Журнал "Все наши дети", № 1, 2008 г.

Просмотров: 5088

Загрузка комментариев...