Красноярский семейный портал
20.09.2006

Мамины заметки: моя первая беременность

Во время первой беременности я чувствовала себя прекрасно. Хотя нет, на самом деле я чувствовала себя по-разному в разные периоды беременности. Но общее впечатление осталось, что это было чудесное время! Были, однако, и моменты, которые могли весьма и весьма омрачить мое вдохновенное состояние. Как их я с ними справлялась? Очень просто: подключая на полную катушку собственную интуицию – подружку всех беременных :)

ТОКСИКОЗ

Он преследовал меня первые три месяца. Мне было муторно. Не тошнило сильно, ни разу не рвало, но как-то было нехорошо. Легкая такая и противная тошнота (на семейном жаргоне – «тошнунки»). Она уменьшалась в моменты, когда я была чем-то занята, на чем-то сосредоточена, и усиливалась, когда я бездействовала – например, ехала домой в маршрутке. Еще «тошнунки» пропадали во время еды, а после еды опять начинались. Лучше мне было на свежем воздухе и хуже – дома. Как они мне надоели, эти «тошнунки»!

Наконец я открыла способ облегчать свое муторное состояние. Брала с собой бутылочку или просто водой. Как только замутило – хлебну глоток, и легче становится. Хлебала везде: и дома, и в дороге, и в гостях – всегда помогало. Недель в 12 прочитала на сайте mama.ru в календаре беременности, что на этом сроке наступает улучшение состояния. И правда – примерно после первого УЗИ мне в один момент полегчало – и «тошнунок» как не бывало. Начался расцвет моей беременности. Одна врач мне, кстати, сказала, что токсикоз на ранних сроках - это хорошо. Мол, старенькие бабушки так говорят. Это значит, что рожать легче будет…

НАЙТИ ХОРОШЕГО ВРАЧА – ОЧЕНЬ ВАЖНО

Иначе каждый поход в женскую консультацию станет пыткой. Хороший врач, с моей точки зрения, это не просто компетентный специалист. Это врач, умеющий общаться с беременной женщиной так, чтобы у нее не возникало чувства, что беременность – это болезнь. Чтобы будущая мамочка всегда выходила из кабинета с легким чувством, а не вся в сомнениях, что у нее что-то не так. И еще важно, чтобы врач принимал быстро, так как очереди в нашей консультации всегда немаленькие. Беременные очень впечатлительны. И лишнее слово, сказанное врачом, или, наоборот, не сказанное может огорчить женщину, а огорчаться во время беременности, известное дело, лучше как можно меньше. Меня, к примеру, в течение недель двух мучила мысль, что моя шейка размягченная (срок был около 16 недель). И что из-за этого мне надо пить магний, на который мне был выписан рецепт в соседней аптеке и который даже со скидкой оказался недешевеньким, около 250 рублей. Я купила этот самый магний, выпила несколько таблеток, а потом плюнула и не стала больше пить – чувствовала-то я себя хорошо, что еще нужно? А к врачу этому доверие уже пропало. И, кстати, недоверие мое подтвердилось, когда другой врач, осмотрев меня через некоторое время, сказала, что все у меня в порядке.

В моей женской консультации в разное время мне приходилось иметь дело с пятью врачами. И только один из них, молоденькая Валентина Васильевна, оказалась в моем понимании хорошим врачом. К ней меня направили во время отпуска моего врача-гинеколога (моего – это значит полагавшегося мне по месту жительства). Был как раз расцвет моей беременности. И после первого же приема Валентины Васильевны я решила, что вот тот врач, к которому мне приятно приходить. Контраст с предыдущими врачами был разителен. Принимала Валентина Васильевна быстро: каждая беременная находилась у нее в кабинете 10-15 минут (против 20-40 минут у других врачей). Ничего лишнего не спрашивала, говорила всегда только самое главное, не читала мне «лекции» о пользе витамина Е и других препаратов, которые продавали в вестибюле консультации. Если что-то шло не совсем по плану, то не сгущала краски, как другие врачи, а, наоборот, успокаивала, что все это нормально. Например, летом я практически перестала прибавлять в весе. Другая дотошная врач, сменившая Валентину Васильевну, которая под конец моей беременности ушла на специализацию, когда узнала об этом, удивленно спросила: «А что, разве тебе белковое питание не назначали?» Ой, спасибо вам, Валентина Васильевна, что не назначали, что все эти недоборы в весе прошли для меня незамеченными. А еще что я никогда не сидела по 3 часа в очередях, что к вам на прием приходила с легким чувством.

…Но вот скоро закончится отпуск у моего прежнего врача, и вот мое последнее посещение Валентины Васильевны. И я решилась: «Я хочу остатья у вас. После вас мне всегда спокойно». Оказалось, что насчет этого вопроса надо идти к заведующей. Ну я и пошла. А заведующая сказала, что пусть, мол, врачи сами между собой договариваются, у кого я буду наблюдаться. Только и всего. И когда я снова пришла к Валентине Васильевне, она сама утрясла этот вопрос, и я стала ходить к ней.

ТАБЛЕТКИ, МИКСТУРЫ И ПРОЧИЕ ПИЛЮЛИ

Если бы я пила все препараты, которые мне назначали в женской консультации, то это были бы ежедневные горсти таблеток. А я к этому вопросу подходила очень и очень осторожно. И прежде всего никогда не покупала препараты, которые продавали в самой консультации, хотя врачи их очень расхваливали и рекомендовали, особенно пресловутый витамин Е. И никто ни разу даже не заикнулся, что витамин Е содержится в большом количестве в яичном желтке, в красной икре, в пророщенных зернах. Почему-то никто из врачей не советовал для получения кальция кушать творог, сыр, пить молоко. А для фолиевой кислоты – свежую зелень, печень, ягоды. Мой вывод: врачам выгодно, чтобы люди покупали препараты в консультации и в аптеке рядом с консультацией. И вообще чтобы как можно больше препаратов покупали. У меня, до беременности по больницам не ходившей, сложилось такое впечатление, что имеется "скрытый заговор" между медициной и фармакологией ;

Иной раз доходило до смешного. Вот я, уже с большим пузиком, на приеме у терапевта (оба раза ходила к терапевту лишь для галочки). Терапевт задала несколько вопросов, в том числе «Как часто ребенок шевелится?» Я сказала что-то вроде того, что утром шевелится меньше, вечером – больше. Так она мне прописала «очень хороший» препарат под названием «Кислород», продававшийся в вестибюле консультации. Мол, как только ребенок зашевелится – нужно принять ложку этого самого «Кислорода»… Выходит, что бедному ребятенку там столько месяцев сидеть – и нельзя даже пошевелиться??? В общем, головой-то я покивала, чтоб очередь не задерживать, но «Кислород» покупать не стала. Не тратила деньги и на некоторые другие препараты.

Конечно, я и поливитамины иногда принимала, и кальций. Но только когда чувствовала, что это действительно надо. И да простят меня доктора: мне приходилось на каждом приеме на вопрос «Какие препараты принимаешь?» делать честные глаза называть все, что мне выписывали. Просто не хотелось себе лишних проблем.

ЖЕЛЕЗНАЯ ИСТОРИЯ

Железо заслуживает отдельного рассказа. Гемоглобин у меня в первый раз определили 110. Выписали какой-то железный препарат. К счастью, его в аптеке не было. И я устроила себе более естественную терапию: каждый день ела гематоген, пила гранатовый сок (муж купил мне аж 4 банки), ела мясо, свеклу, лук. Только что настоящее железо не грызла. Думала, что после такого «ожелезивания» у меня гемоглобин зашкалит. Ан-нет – всего до 116 поднялся. Ну и ладно, перестала тогда я запихивать в себя продукты, если мне их не хотелось. Последнюю банку гранатового сока отнесла на работу, так как смотреть уже на него не могла. Решила провести НЕБОЛЬШОЙ ЭКСПЕРИМЕНТ. Купила сироп препарата «Феррумлек», который на курсах для беременных рекомендовали как самый лучший. И действительно, в инструкции было написано, что этот препарат безопасен даже для недоношенных детей. К тому же говорилось, что железо всасывается из него только в том случае, если в организме его действительно не хватает, в противном же случае оно выводится из организма, нигде не застревая. Две недели я утром и вечером пила по ложке сиропа. Потом сдала кровь – гемоглобин снизился до 110. Вот я и решила, что это, наверное, для меня нормальный уровень гемоглобина, и железо принимать больше не стала. Тем более на курсах нам говорили, что обязательный уровень гемоглобина сейчас понизили со 120 до 110, потому что 120 мало у кого бывает. А дальше наступило ягод и свежей зелени. Я ела ягоды – жимолость, клубнику – в таком количестве, как мне хотелось, жимолость – литрами, клубнику – по полведра. Ну и что вы думаете? В следующий раз гемоглобин у меня подскочил до 126. Вот так-то, никакие таблетки не заменят даров природы.

ДОСУГ

А если к таблеткам прибавить еще постельный режим… «Вот так и получаются ляльки больше 4 кг, откормленные на поливитаминах, железе, кислороде, – с сожалением думала я, вспоминая случаи, когда у молодых родителей возникали проблемы из-за того, что плод был крупный. – И мамки их потом родить не могут сами, приходится кесарить. Или же родовая травма у обоих».

Хорошо, что мне постельный режим никто не назначал :). И я старалась много ходить пешком. На раннем сроке два раза была на Столбах, на коньках каталась, на лыжах бегала. И никогда не через силу, а только с желанием. Летом, когда пузико уже стало видно, добираясь до работы, я часто выходила за две остановки, покупала какие-нибудь ягоды и шла оставшийся путь пешочком. Или же вообще от женской консультации до работы, если время позволяло, шла пешком (а это минут 40-50). В июне много времени мы проводили на даче. Я посадила там помидоры и все лето их обхаживала: лазила под жерди полуразвалившегося парничка, чтобы прорыхлить их, полить, оборвать пасынки.

Кульминацией июля стал сплав по Мане. У меня не было никаких сомнений в том, ехать или нет. Однозначно – ехать. В этой мысли меня укрепили заметки одной мамочки, опубликованные в газете «Вита-стиль». Она рассказывала, как на таком же примерно сроке (около пяти месяцев) она ездила на сплав и как это было здорово. Вот и мы решили отправиться на Ману вместе с мужем на резиновой лодке по случаю годовщины свадьбы. Поездка получилась незабываемая. Все-таки Мана есть Мана!

Но без приключений не обошлось. Они начались на Урмане, в глухой такой деревеньке, где связи с городом нет и в помине, стоит лишь антенна, которая ловит два центральных телеканала. Уже вечер воскресенья, и дачники все поразъехались. Вот отсюда нам и предстояло как-то к утру добраться до Красноярска. В итоге, после долгих поисков, мы нашли транспорт, на котором сможем уехать в город. Им оказался древний-предревний грузовичок, какие показывают в фильмах 30-х годов. Переночевав в палатке, в лесочке на краю деревни, где пришлось отбиваться от полчищ комаров, к 6 утра мы двинулись к назначенному месту. Добрый дядька посадил меня в кабину, правда не на сиденье, а на жесткий капот (на сиденье ехала женщина, деревенский врач). Мужу же пришлось коротать время в открытом кузове среди каких-то железячек. Всю дорогу машина тарахтела, как трактор. А дорога была – мама дорогая! По таким ухабам я еще в жизни не ездила. После трехчасовой тряски я ступила на землю с чувством, как, наверное, космонавты ступают. В общем, после таких испытаний, думала я, уже ничего не страшно. Если мы такой-то экстрим с Маленьким прошли, то и все остальное выдержим! :)))

А в августе, когда нам с Маленьким шел седьмой месяц, мы поехали в Красноярскую летнюю школу. Долго я не могла на это решиться. Мне казалось, что на меня, пузатенькую, будут все смотреть как на инопланетянина, и такого повышенного внимания и непонимания я побаивалась. Но после нескольких занятий на курсах я посмотрела на это по-другому. «Это же естественно. Все когда-то сидели у мамы в пузике, – думала я, – и если кто-то будет коситься и что-то втихаря думать, то это его проблемы». В общем, всё было за то, чтобы ехать, и я решилась. Муж в КЛШ был начальником департамента без вожатства. А я решила повожатствовать, чтобы не чувствовать себя весь сезон не у шубу рукав. Ну и вот, три недели была вожатой вместе с еще двумя напарниками. Конечно, я себя сильно не утруждала: высыпалась, на зарядку не ходила, передвигалась степенно. Но походы на костер и все другие командные мероприятия не пропускала. Команда оказалась дружная, понимающая. Мальчишки обо мне заботились, всегда подавали стул, за едой постоянно спрашивали, наелась ли я. Так приятно было.

После Летней школы меня зазвали на работу на два дня в неделю, и я работала аж до начала девятого месяца. Всю зарплату складывала в заначку, чтоб как можно дольше иметь свои деньги и не просить у мужа :)Свободное от работы время мы много проводили на даче. Там начался ранеточный сезон, и весь сентябрь дома я варила компоты, повидло, варенье. Надо было уже о пеленках подумать, а я вся в ранетках. И пеленки стала шить, когда уже и с ранетками разделалась, и на работу перестала ходить. Это было в октябре, который прошел под знаком ожидания. И хотя я сидела дома больше, чем раньше, гулять старалась как можно чаще. Днем ходила в магазин, вечером мы с мужем просто прогуливались по лесу.

Помню, за неделю до родов мы пешком ходили до консультации и обратно (1,5 часа в один конец). Уже хотелось родить, и я думала, что пешие прогулки поспособствуют этому :) А еще до самого последнего дня я, с большим пузом, мыла полы, а после стирки резво запрыгивала на ванну, чтобы развесить белье. Хорошо, что муж не видел мои акробатические трюки, а то бы досталось мне от него ;)Несколько раз на 8-9-м месяцах я сходила на гимнастику, в сауну и бассейн для беременных. Такие курсы проводились тогда в железнодорожной детской поликлинике. Мне там понравилось, рекомендую. В сентябре-октябре к нам зачастили гости: Кутузовы, Хрусталевы, Долматовы, Марина Ряжева, Лена Приходько с годовалой Николенькой. До этого они бывали у нас редко. А сейчас пришли будто бы благословить в новую жизнь, ведь все они уже родители, и это было очень здорово. Если у вас уже есть дети, обязательно вместе с ними проведайте перед родами будущую мамочку, особенно ждущую первенца! Моральная поддержка и общение с детьми дают беременной силы для последнего рывка.

ИЗЖОГА

Вот чего у меня никогда не было, кроме периода беременности, так это изжоги. Месяцев с семи она стала часто давать о себе знать, особенно после еды и особенно вечером. Я нашла для себя способ с ней бороться – С ПОМОЩЬЮ МОЛОКА. У нас в то время всегда было дома деревенское молоко – его муж с работы приносил. Как только чувствую приступ изжоги, пусть даже ночью, хлебну глоточек – и изжога утихает.

КУРСЫ ДЛЯ БЕРЕМЕННЫХ

Зачем ходить на курсы? Действительно, столько сейчас книг, статей в интернете, видеозаписей по беременности и родам, что… можно во всем этом потонуть. И даже если попадется суперхорошая книжка, то вопросы, возникающие во время чтения, автору не задашь. Преимущество курсов в том, что здесь можно спросить обо всем, что интересно, непонятно, насущно. У нас, по крайней мере, было море вопросов. Может быть, именно поэтому некоторые занятия в нашей группе растягивались по времени до четырех-пяти часов.

Один важный момент: курсы курсам рознь. Вот, допустим, как выглядели бесплатные курсы при женской консультации, куда я добросовестно отходила еще в самом начале беременности (врачи направляли туда всех). Пять занятий по 30-40 минут каждое. Врач рассказывала о волнующих темах в таком темпе, что никто ничего не успевал записать. Торопилась, как на пожаре. При переспрашивании повторять отказывалась. Если по ходу у кого-то возникал вопрос, она говорила, мол, все вопросы в конце. В конце же их задавать уже просто не хотелось.

Совсем другими были курсы Первом фонде родительства, ныне - Центр родительства. Это платные курсы, стоили они тогда 2800 за 14 занятий. Причем на полном серьезе заявляю, что стоимость этих курсов, при их уровне, совсем небольшая. Занятия – практически индивидуальные, а хороший репетитор, скажем по математике, берет раза в три-четыре больше. А роды – это вам не математика, здесь на карте жизнь.

РОДДОМ и ВРАЧ, ПРИНИМАЮЩИЙ РОДЫ

Роддом и врача-акушера мы выбрали сами. Мы рожали в 1-м роддоме. Хотя по месту жительства полагался 5-й, и в консультации были заинтересованы, чтобы женщины, наблюдавшиеся у них, рожали в 5-м роддоме. Нам, кстати сказать, этот роддом полагался и по его специализации – возможный резус-конфликт. Но роды после первой беременности с такими показаниями брали и в 1-й роддом.

Врача, у которого будем рожать, мы нашли заранее. Нам помогла Татьяна Олеговна, руководитель Центра родительства, куда мы ходили на курсы для беременных. Она направила нас к врачу, у которого сама рожала второго ребеночка. Это оказалась Татьяна Игоревна Демидович, заведующая лечебным отделением при 1-м роддоме. Татьяна Игоревна – это врач с большой буквы! С врачом лучше договариваться заранее – такой вывод сделала я после наших родов.

И с роддомом мы не прогадали. С третьего дня, как только я оклемалась, мы со Светуней лежали вместе. К тому же оказалось, что 1-й роддом – практически единственный в Красноярске, в котором разрешены посещения (если роженица лежит по договору в отдельной палате, за что мы заплатили всего 4 тысячи). Надо ли объяснять, каково это для молодого папы – не под окнами стоять, а воочию общаться с новоиспеченной мамой и с малышом. Наш папа в некоторые дни зависал у нас от и до – с 9 утра до 5 вечера. Я приносила ему добавку с обеда и ужина. К вечеру медсестры, заходившие в палату, чтобы что-то мне сообщить, уже косо поглядывали на него. А счастливому отцу и дела мало. Он был такой окрыленный, так сиял от счастья, когда носил по комнате дочку! Он читал ей «Приключения Буратино», пел песенки, рассказывал стихи, просто разговаривал и не мог насмотреться на свою кровиночку. А для меня-то как скрасились эти 8 дней в роддоме!

Наталья ТИМОФЕЕВА

svetik1

Просмотров: 5277

Загрузка комментариев...